Роман ShaRP (roman_sharp) wrote,
Роман ShaRP
roman_sharp

Украинская языкополитическая каша с точки зрения двуязычного украинца


На самом же деле последнее десятилетие внесло в такое распределение весьма существенные изменения. Парадоксально, но само-то десятилетие началось с юридического закрепления за украинским языком государственного статуса, означавшего, что в дальнейшем этот язык получает мощный импульс к развитию во всех сферах и на всех уровнях, постепенно вытесняя русский как “язык вчерашнего дня”. Фактически же произошло нечто прямо противоположное – как раз за последние десять лет (а из них всего более за восемь лет независимости) украинский язык утратил множество своих позиций.

Причин тому, надо полагать, десятка два, собственно, здесь целый комплекс причин и следствий. Однако главная среди них принадлежит, по-моему, сугубо психологической сфере: непривлекательный образ собственного государства в глазах большинства граждан. Следовательно, и язык этого государства, государственный язык, перестает притягивать. Тем более, что никто из государственных мужей вовсе и не принуждает к нему обращаться.


Западноукраинский писатель Юрий Андрухович,
Украинский язык здесь и сейчас



Писать об украинской языкополитической каше сложно, потому что слишком много всего мешается в кучу. История, политика прошлого и политика современная, политики современности, вкусы, желания и мнения разных людей... И вот в данном тексте я пытаюсь сделать обзор всей этой картины, - со своей, естественно, колокольни. Из-за размера текста для комментариев выделяется следующая запись.


Исторические ингредиенты каши

Сразу оговорюсь: речь пойдет совершенно не о кознях австрийского генштаба, мирового сионизма и большевизма, создавших украинцев или их язык кому-то назло или в противовес. Эти версии я не рассматриваю, и даже если бы какая-то из них была правдой, сейчас есть украинцы и есть украинский язык. Их существование - реальность, с которой, так или иначе, придется иметь дело. Простым отрицанием или пропагандой "искусственности" можно кого-то утешить или, наоборот, разозлить. А вот изменить - вряд ли. Поэтому "доказательств несуществования" в каше не будет. Будет о том, как у нас сложно с политикой и языковой политикой.


Сложности не очень давней истории

Что бы там не писали о древних (те)украх и ариях-ориях, события не такой уж давней истории, средних веков, несколько прозаичнее. Была центрально-западная Украина, был татарский Крым, и было Дикое Поле с разными кочевыми народностями.

Юг и Восток современной Украины были освоены во время нахождения Украины в составе Российской империи {а еще больше было понастроено при СССР}, отсюда и получили во многом свое население, язык и культуру.

Никаких исторических или историческо-моральных обязательств перед современной Украиной они не имеют, - "Вас здесь не стояло", "давно здесь сидим". А раз не имеют обязательств, то не имеют и особой лояльности. Но отсутствие привязанности к Киеву и Западу отнюдь не означает автоматическое наличие противоположного желания, влиться в Россию.


Сложности ближней истории

Традиция расколов - наверное, самая древняя традиция в Украине. Не стал исключением и ХХ век. И во время событий 1917-1921го года, пафосно именуемых сегодня "патриотическими силами" "Украино-большевицкой войной", и во время Второй Мировой Войны украинцы воевали за разных и разное. И это нельзя однозначно отписывать прошлому - если присмотреться, следы исторических "векторов" и разногласий видны и поныне.


Новейшая история и ее приложения

Украинские националисты и нацдемы любят козырять тремя цифрами:
1) 91-м процентом за независимость на референдуме 1991-го года
2) 78-ю процентами этнических украинцев в Украине
2) 68-ю процентами назвавших украинский язык родным на переписи-2001

Эти цифры гладко ложатся на карту мечты националистов и нацдемов о "мононациональной державе", но не позволяют, по-моему, никак объяснить политическую и языковую реальность, не стремящуюся к украинизации добровольно.


91 за независимость?

В реальности половина или почти половина страны голосует за "антиукраинские силы". В прошлом созыве парламента до перевыборов "антиукраинские силы" умудрились даже составить правящую коалицию. В нынешнем созыве они проигрывают с очень небольшим отрывом и могут эффективно блокировать работу парламента. В 2004-м году разрыв "Янукович-Ющенко" был невелик, и очень похоже на то, что "оранжевый" и "голубой" лагеря {которые сильно разнятся, в том числе и языковыми предпочтениями и отношением} оказываются непереходными: люди уходят из них в "против всех" в "не хожу на выборы", в некие другие силы, наконец, - но не переходят между лагерями.

На выборах 1994 - 1999 - 2002 - 2004 (уже не говоря о последующих) люди на Востоке и на Западе голосовали по разному.

Моя гипотеза такова: агитация "за независимость" основывалась во многом на обещаниях "будем жить хорошо", "если не будем кормить Кремль". Хорошо в результате стали жить далеко не все, а "кормить" нашлось своих политиканов и олигархов. Да и взгляды на то, что такое хорошо и что такое плохо, у разных людей и в разных регионах разные, в том числе и по языковым "хорошо" и "плохо". Вот так разнонаправленно и живем.

Некоторые любят строить на поляризации в опросах и голосованиях теории об "истинной западной Украине" и "плохих москалях, заселивших восток". Но в результатах голосования можно найти немалые расхождения с языковыми предпочтениями. Поэтому, хотя "фактор русского языка" имеет место быть (плюс то, что я уже написал выше о лояльности), но полностью определяющим его считать нельзя. Наиболее яркое исключение из правила - стольный Киев-град. Здесь доля людей с родным русским - 30%, а русскоязычных и того больше, но с электоратом Партии Регионов - не густо.


78 процентов украинцев

Тут цифра более-менее правильная. Хотя были разговоры о том, что некоторые записались в украинцы "на всякий случай" или "чтоб чего не вышло". Другое дело, что эти 78 процентов ничего не доказывают и не поясняют. Украинцы - они бывают очень и очень разные, и вкусы-желания-стремления у них тоже разные, в том числе и языковые.


68 процентов родного украинского

Любящие поговорить о результатах переписи забывают упомянуть несколько спорных моментов.

Во-первых, в результатах переписи не было возможности указать родными оба языка - и русский и украинский. А доля людей с такой идентификацией по данным опросов довольно таки немала - до 16%. Если приплюсовать это к 31% с родным русским, получится, что людей, для которых русский язык родной - почти половина.

Во-вторых, украинский указывали родным люди, которые в своей жизни его не используют и не предпочитают. Свободно, по своей воле общаются на русском - но родным пишут украинский.

В-третьих - даже человек, который указал родным украинский, свободно им владеющий и использующий - не обязательно будет сторонником 100% украинизации.

Следствие №1: на того, кто называет русский "чужим" или "иностранным" языком для Украины следует, как минимум, посмотреть с большим недоумением. Русский для Украины - один из ее родных языков. Это реальность, и отрицать ее, по-моему, глупо.

Следствие №2: поддержка украинизации существенно ниже 78% или 68%.


Отдельно стоит также упомянуть количество голосов за Ющенко или за "оранжевые" партии как аргумент за украинизацию. Это тоже не соответствует действительности. Не все поддерживающие эти политсилы поддерживают языковую политику националистов.


Разные оценки ситуации

Сторонники украинизации, как правило, любят поговорить о наболевшем "засилье русского", - в общении, прессе, книгоиздании, эфирах. Да, это так.

В Украине русскоязычной прессы, книг, фильмов, музыки - гораздо больше, чем украиноязычных.

Многим желающим для себя больше украиноязычного, тяжело его найти.

Но.

То, что для одних - несчастье, для других - норма, а для третих - и вообще позитив. Одни страдают от "засилья русского", - а другие им наслаждаются. Или спокойно принимают. Даже те, кто ратует за "возрождение языка", сами нередко пишут на русском. Уповая на следующие поколения, или на то, что кто-то за них все сделает.

Так же непросто и с отношением к украинизации. Для одних она желанна, другие к ней равнодушны, третим она не нужна, четвертым противна.



Проблемы

"Рыночная русификация"

Немалая доля крупного бизнеса в Украине принадлежит российским, либо уже и "дальнезаграничным" собственникам, а немалая доля "отечественного" - русскоязычным. Некоторые националисты склонны усматривать в этом дискриминацию и злобные козни врагов, но на самом деле ничего удивительного в этом нет - к власти пришла бывшая номенклатура, директора, "ухватистые" и "оборотистые" "люди со связями"... говорившие на русском языке. Что и определило во многом дальнейшие пути развития и денежные потоки.

Рынок, конкуренция, деньги, привычки, предпочтения - стали и продолжают работать против украинизации.

Практически в любой области, не считая чего-то уж вовсе специфического вроде истории Украины или теорий украинского национализма, информации на русском будет больше, чем на украинском - в силу того, что русскоязычных в мире намного больше, чем украиноязычных.

Массовость тиражей русскоязычных информационных и культурных продуктов делает их доступнее и дешевле. Русскоязычный рынок уже хорошо развит, "конвейеры" наработаны, "имена" известны, контакты налажены, работа идет, у продавцов и распространителей есть поле для риска, пробы новых имен и торговых позиций.

На это ориентирован и потребитель, уже привыкший к определенным стандартам, именам, брендам, каналам. И он также знает, что "дикие" времена на русскоязычном рынке уже прошли, а вот на украиноязычном творилось и творится непонятно что.

На это ориентированы и труженики клавиатуры. Заказы на русскоязычное есть, они оплачиваются - люди над ними трудятся. Нарабатывают языковые навыки, улучшают знания терминологии и развивают ее, и получают за это деньги.

А украинский рынок информационной/культурной продукции в любой отрасли надо очень сильно развивать. И хорошо, если не с полного нуля. Тиражи меньше, цены больше, найти сложнее, работать труднее... И "зачем все это" тем, кто и так хорошо понимает по-русски, - а таких в Украине большинство?

Делать один перевод чего-то на русский, - дешевле чем делать их два, на русский и украинский. И русским переводом, годящимся и для Украины, и для России, и для бывших республик СССР, и для кое-кого в диаспоре, можно охватить куда больший рынок, чем украинским.

Доля тех, кто принципиально не потребляет русскоязычную продукцию - невелика, и ею можно пренебречь без особого ущерба для прибыли.


База материалов

В соответствии с предыдущим пунктом, информационной продукции по любому вопросу на русском уже есть больше. Плюс изданное-снятое-записанное за советские времена. Плюс по сравнению с Рунетом Уанета "практически не существует".

Даже если завтра поголовно украинизировать всю Украину - непонятно, что с этим делать. "Багажа" и "склада" нет. Производство нового - не налажено.


Версии языка

В отличие от успокоившегося с правописанием русского, в Украине нет единого мнения о том, каким должен быть украинский язык. Речь идет как о разном употреблении/предпочтении слов, так и о разном правописании, - "Хіларі Клінтон" vs. "Гіларі Клінтон", "хепі-енд" vs. "гепі-енд", "інший" vs. "инший", "ефір" vs. "етер", "Європа" vs. "Европа", употребление или не употребление буквы "ґ" (твердое "г"), и многое другое.

Статистических данных о тех или иных предпочтениях у меня нет. Шум, поднявшийся вокруг "реформы правописания" в 99-м говорит о том, что вопрос этот непростой. А пока что каждый пишет как ему хочется, некоторые издания вводят свои правила... Не раз доводилось слышать от знакомых о каких-то особых нормах отдельно взятых редакторов или корректоров.

Подобная "неустаканенность", естественно, не идет языку на пользу.


Техническая база

Подобно предыдущему пункту, в области русскоязычной терминологии все более-менее хорошо. Она довольно быстро вырабатывается или заимствуется/адаптируется. Полей и площадок для дискуссий и общения хватает, на них термины употребляются, пробуются, обтачиваются. Есть профессиональные сообщества, издания, сайты. Об украинской терминологии этого сказать по-моему нельзя. Нет процессов, меньше сообщества - нет развития.

Трагической ситуацию это не делает, потому что и украинский и русский языки во многом идут на поводу у английского. А идут они на поводу потому, что именно "оттуда" заимствуются практики и новые технологии. Кто первым производит новые сущности - тот первым производит и новые лексические единицы. Изобретать и утверждать терминологию для заимствованных практик политики, юриспруденции, разнообразных видов коммерции - некогда. И не нужно тем, кто этими видами деятельности занимается непосредственно. Так появляются саммиты, спикеры, франчайзинги, мерчендайзинги, ассистансы и т.д.

Эти прямые-но-совершенно-неродные заимствования делаются одинаково в русском и украинском языке. Ревнителей чистоты языка они, разумеется, коробят, но профессиональные сообщества на ревнителей чистоты языка обычно не обращают никакого внимания, ибо заняты делом.

Глобализация и прогресс, не только технические-экономические, но и культурные в широком смысле этого слова, идут вперед, и никого не спрашивают. Мир не стоит на месте, хочется этого некоторым или нет. Если "украинского" или "русского" ответа на актуальный вопрос нет сегодня - завтра он может быть уже не нужен. Это касается отнюдь не только языка - но языка тоже.

Но бОльшую проблему составляют не столько профессиональный жаргон и заимствования, сколько языковая техническая база, которая может облегчить жизнь авторам и переводчикам, как книжная, так и программная - словари, справочники, энциклопедии, средства проверки орфографии, и доступность всего этого. У русского языка языковая техническая база обширная и доступная. У украинского с этим намного хуже. А разработчики средств проверки правописания натолкнутся еще и на несогласованность версий языка.


Мой язык - мое богатство

Из предыдущих пунктов совершенно естественно выводится то, что для владеющего только русским языком всего было, есть и будет значительно больше, чем для владеющего только украинским языком, а еще богаче будет тот, кто владеет обоими языками.

"Европейское" отступление: со стороны "патриотов" нередко выдвигается аргумент, что "английский (немецкий, французский, испанский, китайский) еще богаче". Так-то оно так, еще богаче, НО: русский уже здесь, благодаря родственности украинскому понимать и учить его легче, благодаря общности культурных пространств тематика того, о чем пишут на русском нередко ближе, чем тематика того, о чем пишут на немецком. Плюс советский багаж на русском, плюс "халява, сэр", - думаю, что по части доступной в интернете бесплатно или дешево культурной продукции (вплоть до новейшей) русский способен потягаться и с немецким, и с французским. Поэтому учить и использовать русский - "относительно недорогой способ сильно обогатиться культурно и информационно". Человек, вливающийся в русскоязычное пространство получает намного больше, чем вливающийся в украиноязычное.


Мой язык - моя зарплата

Одним из аргументов "за украинизацию" выставляется то, что граждане Украины зарабатывают украинские деньги на украинской территории, следовательно, должны любить все украинское. В реальности все далеко не так. Разные языковые предпочтения у клиентов, потребителей, работодателей.

Патриоты мечтают порешать это, законодательно заставив работодателей общаться с сотрудниками на украинском, и украинизировав все высшее образование. Однако, вряд ли какая-то не совершенно уж диктаторская сила сумеет принудить общаться между собой на украинском не украиноязычных людей, а украинизация образования не обязательно изменит языковые предпочтения человека за пределами образовательного учреждения. В то же время продолжат оказывать свое влияние богатства фондов русского языка, в том числе учебных.

Некоторые "новые европейцы" утверждают, что "русский не нужен по сравнению с английским" (или другим европейским языком). Да, хорошее знание европейского языка - это большая зарплата, чем знание русского. Но, опять таки, русский может потягаться с европейскими по количеству доступных материалов, и, кроме того, преимущество европейского языка над русским ничем не помогает языку украинскому, а только добавляет языков выгоднее украинского.


Тематика и образы

Может и не самым значительным, но тоже имеющим место быть препятствием на пути украинизации являются тематика украиноязычных произведений и образы, ими описываемые.

Одним читать или слушать о голоде, страданиях, "борцах с Москвой" и "храбрых воинах УПА" нужно и интересно. Другим и не интересно и не нужно. Наигранно встревожилось украинское МинОбороны - "смотрящие российские сериалы" мол-де будут думать, что лучше быть российским рядовым, чем украинским генералом. Нет, не лучше, но популярности продукции о российских военных не занимать, в отличие от продукции об украинских.

"Демократические" проклятья всему советскому совершенно естественно толкают граждан, ассоциирующих с СССР некий позитив, в объятья российских производителей и русского языка. Что вы можете посмотреть о той же Второй Мировой на русском? А что на украинском? Так отож. Подвиги российского спецназа против злобных агентов Запада и мусульманских террористов, бытовая античеченская ксенофобия, - "борьба 'наших'" с "черной угрозой", - собирают свой "законный" урожай. Украинской культуре в этом сегменте предложить нечего, а обезьянничанье/адаптация российских образов - вряд ли будет пользоваться спросом.


Политика

"Родные стены"

Как уже было сказано в эпиграфе одним из самых известных украинских писателей - украинское государство непривлекательно. С годами оно не становится лучше, и даже более того - нет совершенно никаких предпосылок к тому, чтобы оно стало лучше.

Да, для приближенных к денежным потокам и их друзей-родственников-обслуги оно, конечно же, рай. Но эти люди вовсе не обязательно связывают свое будущее с украинизацией. Язык денег в переводе на украинский не нуждается.

Для желавших освободиться от СССР государство Украина - "обетованная свобода". Но доля добившихся успеха в постсоветском государстве не особо значительна.


"Наши "патриоты"

Доля избирателей, голосующих за "патриотические силы" невелика, и в последние годы не растет. Ни одна из "чистых" националистических партий не в состоянии преодолеть проходной барьер самостоятельно, им приходится объединяться в блоки с крупной и не особо патриотической буржуазией.

И причина этого вовсе не во вражеском зомбировании масс - а в том, что привлекательность украинских националистов еще меньше, чем у украинского государства. Всеми обиженные, всеми униженные, вечно угрюмые, в кольце врагов, - кто им позавидует, кто захочет быть с ними, кто захочет быть таким, как они, и много ли будет этих желающих?

Что они могут предложить, помимо украинизации, которая далеко не всеми воспринимается позитивно? Украинский национализм - змея, кусающая себя за хвост. "Будьте с нами - чтобы быть с нами". "Мы не обещаем вам ничего хорошего, ничего приятного, ничего полезного, ничего позитивного, - вы просто будете с нами". Все, что можно делать в Украине с той или иной пользой для себя - можно делать без украинского национализма, и без украинских националистов, а довольно часто и без украинского языка.

Позиция УБНов, "украинских буржуазных националистов", в отношении несогласных с ними ни дружелюбием, ни особой терпимостью не отличается. Звучат в основном призывы к властям принудить непокорных к повиновению, и призывы к непокорным смириться и подчиниться, "потому что это Украина". Но, как уже было сказано вначале, ни исторической связи, ни лояльности, ни какой-либо моральной обязанности Украине и националистам большинство, особенно на "мятежных" Востоке и Юге, не чувствует. А "подход 'нового хозяина'" "теперь все это мое и я вам всем покажу, научу Родину любить" многих только раздражает, злит или побуждает выступать против. Что дополнительно усугубляется отсутствием позитива от украинского государства.

Таким образом, еще одна препона на пути украинизации - сами политические украинизаторы и их подходы.


Прения сторон

Безусловно, правы те, что украинский язык сейчас в далеко не выигрышном положении, и что ему нужна поддержка и защита. Даже многие из тех, кто предпочитает русский, не спорят с тем, что поддержка и защита украинского нужна. Проблема не в том, нужна или нет. Проблема в том, какая.

Есть граждане, которые одобряют поддержку украинского, но при этом хотят, чтобы она обошлась без принуждения их к чему-либо. Этот подход отличается от подхода сторонников "позитивной дискриминации", - всевозможных языковых квот и ограничений. Дискриминацию воспринимают негативно, и это совершенно естественно.

К сожалению, о недискриминационных инициативах по поддержке украинского практически не слышно. А если слышно - то это частные, а не государственные или хорошо спонсируемые инициативы.


И надежда

Вопреки мрачным пророчествам "патриотов" об отмирании украинского языка без "позитивной дискриминации" других языков, и вышеописанной куче проблем, я считаю, что его будущее может быть вполне нормальным {а может быть и еще лучше}. Украинский язык - красивый и мелодичный язык, его богатство и выразительность позволяют создавать на нем замечательные произведения. Группа сторонников украинского языка намного больше, чем сторонников некоторых других европейских языков.

Я надеюсь, что технические проблемы будут решаться, что язык не будут пытаться "реформировать" до состояния, в котором он будет вызывать отвращение, что на нем будет появляться больше хороших и светлых песен, интересных книг и сайтов.

Даже в текущем, полном трудностей состоянии, украинский язык не под угрозой исчезновения, - это любимый, уважаемый и используемый многими язык.

Просто надо решать проблемы, разгребать кашу, и изменить языковую политику на такую, которая будет поддерживающей без дискриминации и репрессий, чтобы она реально способствовала популярности языка, и наживала ему друзей и сторонников, а не противников.



Прокомментировать
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author